Finn (finnskij) wrote,
Finn
finnskij

Ибо таков обычай их страны – много пить...

С полгода назад подсел по чтению на всякие книжки иностранных товарищей, которых судьба закидывала в Московию в период Ивана Грозного + лет 100. Послы, купцы, наемники/экспаты, моряки. Крайне познавательное чтиво. Очень много интересного про наш тогда быт, сельское хозяйство, веру, гос. устройство, ремесленников, правила жизни, поведения, торговли. Много хороших слов, много разумных слов, слов удивления.

И много плохих слов. Последние, что весьма примечательно - можно один в один на сейчас транслировать - про внутреннюю политику, бедность населения, лживость купцов, безумную упертость и гордыню не по чину. Сегодня - небольшая подборка про пьянство, такое ощущение, что не прошло никаких 500 лет :(

Иржи Давид. Современное состояние великой России или Московии, 1690:
Праздники и воскресенья проводят в питии: этот порок распространен и у других народов, у москвитян ему тем более не приходится удивляться, ибо для переваривания грубой пищи, которой они питаются, нужна водка... Нищих здесь огромное множество, предающихся безделью и пьянству...
Джильс Флетчер «О государстве русском», 1591:
В каждом большом городе устроен кабак или питейный дом, где продается водка (называемая здесь русским вином), мед, пиво и проч. С них царь получает оброк, простирающийся на значительную сумму: одни платят 800, другие 900, третьи 1000, а некоторые 2000 или 3000 рублей в год. Там, кроме низких и бесчестных средств к увеличению казны, совершаются многие самые низкие преступления. Бедный работник и мастеровой часто проматывают все имущество жены и детей своих. Некоторые оставляют в кабаке двадцать, тридцать, сорок рублей или более, пьянствуя до тех пор, пока всего не истратят. И это делают они (по словам их) в честь господаря, или царя. Вы нередко увидите людей, которые пропили с себя все и ходят голые (их называют нагими). Пока они сидят в кабаке, никто и ни под каким предлогом не смеет вызвать их оттуда, потому что этим можно помешать приращению царского дохода...

...Стол у них более нежели странен. Приступая к еде, они обыкновенно выпивают чарку, или небольшую чашку, водки (называемой русским вином), потом ничего не пьют до конца стола, но тут уже напиваются вдоволь и все вместе, целуя друг друга при каждом глотке, так что после обеда с ними нельзя ни о чем говорить, и все отправляются на скамьи, чтобы соснуть, имея обыкновение отдыхать после обеда, так точно, как и ночью. Если наготовлено много разного кушанья, то подают сперва печенья (ибо жареного они употребляют мало), а потом похлебки. Напиваться допьяна каждый день в неделю у них дело весьма обыкновенное. Главный напиток их мед, а люди победней пьют воду и жидкий напиток, называемый квасом, который есть не что иное, как вода, заквашенная с небольшою примесью солода...

Адам Олеарий, Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию, 1647:
В течение всего времени Св. Пасхи раньше не только происходило по частным домам посещение добрых друзей, но прилежно посещались духовными и светскими лицами, женщинами и мужчинами простые кабаки или дома для распития пива, меда и водки. При этом все они так напивались, что не раз видели их лежащими на улицах, так что родственникам приходилось класть пьяных на телеги или сани и везти домой; при таких обстоятельствах понятно, что по утрам то и дело попадались на улицах убитые и догола ограбленные...

...Ведь и пьянству они преданы более, чем какой-либо народ в мире. “Брюхо, налитое вином, быстро устремляется на вожделение”, — сказал Иероним. Напившись вина паче меры, они, как необузданные животные, устремляются туда, куда их увлекает распутная страсть. Я припоминаю по этому поводу, что рассказывал мне великокняжеский переводчик в Великом Новгороде: “Ежегодно в Новгороде устраивается паломничество. В это время кабатчик, основываясь на полученном им за деньги разрешении митрополита, устраивает перед кабаком несколько палаток, к которым немедленно же, с самого рассвета, собираются чужие паломники и паломницы, а также и местные жители, чтобы до богослужения перехватить несколько чарок водки. Многие из них остаются и в течение всего дня и топят в вине свое паломническое благочестивое настроение. В один из подобных дней случилось, что пьяная женщина вышла из кабака, упала на улицу и заснула. Другой пьяный русский, проходя мимо и увидя женщину, которая лежала оголенная, распалился распутною страстью и прилег к ней, не глядя на то, что это было среди бела дня и на людной улице. Он и остался лежать с нею и тут же заснул. Много молодежи собралось в кружок у этой пары животных и долгое время смеялись и забавлялись по поводу их, пока не подошел старик, накинувший на них кафтан и прикрывший этим их срам”.

Порок пьянства так распространен у этого народа во всех сословиях, как у духовных, так и у светских лиц, у высоких и низких, мужчин и женщин, молодых и старых, что, если на улицах видишь лежащих там и валяющихся в грязи пьяных, то не обращаешь внимания; до того все это обыденно. Если какой-либо возчик встречает подобных пьяных свиней, ему лично известных, то он их кидает в свою повозку и везет домой, где получает плату за проезд. Никто из них никогда не упустит случая, чтобы выпить или хорошенько напиться, когда бы, где бы и при каких обстоятельствах это ни было; пьют при этом чаще всего водку. Поэтому и при приходе в гости и при свиданиях первым знаком почета, который кому-либо оказывается, является то, что ему подносят одну или несколько “чарок вина”, т. е. водки; при этом простой народ, рабы и крестьяне до того твердо соблюдают обычай, что если такой человек получит из рук знатного чарку и в третий, в четвертый раз и еще чаще, он продолжает выпивать их в твердой уверенности, что он не смеет отказаться, — пока не упадет на землю и — в иных случаях — не испустит душу вместе с выпивкою; подобного рода случаи встречались и в наше время, так как наши люди очень уже щедры были с русскими и их усиленно потчевали. Не только простонародье, говорю я, но и знатные вельможи, даже царские великие послы, которые должны бы были соблюдать высокую честь своего государя в чужих странах, не знают меры, когда перед ними ставятся крепкие напитки; напротив, если напиток хоть сколько-нибудь им нравится, они льют его в себя как воду до тех пор, пока не начнут вести себя подобно лишенным разума и пока их не поднимешь порою уже мертвыми. Подобного рода случай произошел в 1608 г. с великим послом, который отправлен был к его величеству королю шведскому Карлу IX. Он так напился самой крепкой водки — несмотря на то, что его предупреждали о ее огненной силе, — что в тот день, когда его нужно было вести к аудиенции, оказался мертвым в постели...
Бруно Виане, Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году:
К городу Святого Михаила Архангела мы приплыли 26 июня, и наши купцы сошли на землю, чтобы побеседовать с губернатором и сделать доклад, как это везде принято. Он поприветствовал их и спросил, откуда они прибыли. И когда он узнал, что мы французы, он весьма обрадовался и сказал переводчику, который их представлял, что они очень желанные гости. Потом он взял большой серебряный кубок и велел его наполнить, и его надо было осушить. И вновь наполнил, и снова надо было осушить. И в третий раз наполнил, и снова надо было осушить. И выпив три столь больших кубка, думаешь, что все закончено, но худшее оставалось впереди: нужно было еще выпить чашу с водкой, столь крепкой, что живот и глотка горели. Когда же и эта чаша была выпита, еще не все окончилось: поговоривши немного, нужно выпить за здоровье вашего короля, от чего не осмелитесь отказаться. Ибо таков обычай этой страны – много пить...

Русские <посольство царя Алексея Михайловича во Францию, 1668 год> не проявили особого интереса к осмотру Парижа. Они заперлись в предоставленном им особняке и день напролет пили, напивались, били своих людей, иногда устраивали драки. Как-то посол и дьяк подрались сильнее, чем обычно, и устроили такой шум, что швейцарцы из почетного караула были вынуждены подняться наверх: они сумели успокоить двух сановников, которые вновь начали пить и удержали у себя швейцарцев до полуночи, выпивая с ними. Послы не торопились уезжать из Франции, и им откровенно дали знать, что больше их не удерживают.
Кстати и для утешения (ну-ну) - про своих сотрудников (штат в поездка часто был большим, 100-200-300 человек) послы и купцы  иногда совершенно подобные вещи говорят. Но иногда - как обычно, клевещут и глумятся над бедными нами.

С другой стороны, после наших реалий подобная фраза понятна - Неупьянчивы: хмельного питья пьют мало, и едят по малуж. В Ишпанской земле будучи, Посланники и все Посольские люди в шесть месяцев не видали пьяных людей, чтоб по улицам валялись, или идучи по улицам, напився пьяны, кричали.., Записки посланников Петра Потемкина и Семена Румянцова, 1667-1668.

Ссылок не даю (кроме одной), это цитаты из книг на читалке, подбирать соответствие в интернете лень. По автору и названию - найти легко, прочитать полезно. Как в следующий раз соберусь - хорошее про нас выложу. Что бы так уж сильно не расстраиваться нашим старым-добрым традициям :)
Tags: книги и фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments