Finn (finnskij) wrote,
Finn
finnskij

Данелия и Красноуфимск

Обнаружил, что не читал у Данелии "Безбилетного пассажира" (на Озоне, на Альдебаране), то есть первую часть мемуаров. Вторую читал ("Тостуемый пьет до дна" - на Озоне, на Альдебаране). Пока ликвидировал это упущение, помимо прочих удовольствий, обнаружил пассаж про родной Урал и проектную деятельность Данелии после окончания архитектурного института (год работал в ГИПРОГОР), участвовал в проектировании городов на Урале, цитата:

Месяцев шесть тому назад в ГИПРОГОРе появилась китаянка, которую прислали к нам на практику. Звали ее Ы-Фынь. На вид ей можно было дать то двадцать пять, то сорок – в зависимости от освещения. Сначала ее водил по институту сам директор института, потом ею занялся главный архитектор. Главный архитектор перепоручил ее начальнику нашей мастерской, а через неделю китаянку сплавили мне, как самому молодому.
Я подумал и поручил Ы-Фынь перечертить детальный план города Красноуфимска, схемой расселения которого занимался в то время. Думал, со всеми коммуникациями и сараями ей месяца на два работы хватит.
Она предъявила мне чертеж через десять дней. Глаза у нее были красные, а план начерчен хоть и неумело, но аккуратно и досконально. Тогда я дал ей план другого города, в три раза больше...
Через некоторое время я должен был ехать в командировку. Я сказал своей подопечной, что уезжаю в Красноуфимск, а с ней будет заниматься старший архитектор Нелли Зурабовна.
– Нет. Я ехать с тобой, – заявила Ы-Фынь. – Я тоже чертила Красноуфимска.
Я доложил начальству, что китаянка намылилась ехать со мной.
– Нельзя. Это закрытый объект.
– Так ей и сказать?
– Нет. Ей скажи, что там русский мороз, дом приезжих и нужник во дворе!
Так я ей и сказал. Ы-Фынь строго посмотрела на меня:
– Я мороз не боюсь! И нужник не боюсь! Я три года командира партизанского отряда!
Командира не командира, но уехал я без нее.

Когда вернулся в Москву и сдал чертежи, сообразил, что забыл исправить названия. У меня на синьке плана города Нижняя Сысерть почему-то было написано: «Красноуфимск», а на синьке Красноуфимска – «Нижняя Сысерть». Кто-то до меня напутал. Я попросил вернуть мне бумаги, но мне отказали:
– Нельзя.
– Почему? У меня же есть допуск.
– У тебя простой. А здесь «Ольга Павловна». (Особая папка.)
– Так там то, что я нарисовал!
– Нельзя.
Так и не дали мне исправить названия. Надеюсь, в дальнейшем не построили на кладбище в Красноуфимске спортивный комплекс.

Славно и неожиданно. Сам Данелия рисовал! Надеюсь, красноуфимцы это чувствуют по качеству расположения домов и улиц? Однако, цитировать подобные книги можно до бесконечности, неблагодарное это дело. Поэтому пропустившим книгу - сильно рекомендую!

Но все-таки еще одну цитату позволю, дело происходит на собеседовании по приему на режиссерские курсы Мосфильма:

Большая комната была освещена неоновыми лампами, излучающими холодный синий свет (неоновые лампы только-только появились, и я их увидел впервые).
В первом ряду за длинным столом сидели ведущие мастера советского кино: Пырьев, Довженко, Ромм, Юткевич, Калатозов, Рошаль, Александров, Трауберг, Дзыган, Зархи. Во втором ряду – просто мастера советского кино: Арнштам, Роом, Столпер, Птушко, Юдин, Барнет, Пронин, Швейце. А в глубине у стены стояла «шушера»: Самсонов, Басов, Гайдай, Рязанов, Азаров, Чулюкин, Карелов, Алов с Наумовым и другие.

Красота. Ведущие, мастера и "шушера". Сильные люди были.

Заодно на старости лет узнал, что Ромм и Роом разные люди и разные фильмы. Но я не один такой, специально для своей жены сообщаю, что сказки снимал Александр Роу. И с Рооммами его путать нельзя.

Ссылки на книги - наверху. Будет масса удовольствия кому повезло и он это не читал.
Tags: екатеринбург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments