?

Log in

No account? Create an account
Байда-2
Ноябрь 23, 2018 
Попались очень интересные мемуары барона Николая Егоровича Врангеля (который папа более известного нам генерала Врангеля) - Николай Врангель, Воспоминания. От крепостного права до большевиков. Написаны в эмиграции, вышли в 1922 году.

Автор родился при Николае I ("Палкине"), жил при Александре II ("Освободителе"), Александре III ("Миротворце"), Николае II ("Кровавом"), а умер в эмиграции в в возрасте 78 лет при Ленине (даже не знаю, что ему в скобках написать) - полотно у него получается широким. Четыре совершенно разных царствования, освобождение крестьян, Крымская война, Турецкая война (последняя из 10 или 12), Первая мировая, появление железных дорог, электричества и нефти, народовольцы и Гапон, отречение Императора, Керенский, Милюков,большевики...

Очень хороший язык, короткие главы, рассказы про сотни событий и норм жизни той России, весьма жесткие оценки некоторых явлений. Часть оценок - ой, как легко коррелируются с недавними и новейшими временами, увы...

Крайне рекомендую (вариант ссылки), а для затравки - немного цитат -

<Из детского >
...По Невскому, Садовой, Обводному каналу до Нарвских ворот мы едем рысцой «без колоколов». Быстрая езда на почтовых и колокола в черте города запрещены. У «Ворот» караван останавливается, и вахтер подходит для опроса. «Кто такие, куда и по какой надобности едут». На эти вопросы принято в обычае отвечать вздором. Всегда ехали граф Калиостро, Минин или Пожарский и им подобные в Елисейские Поля, Сад Армиды и т. д. по домашним надобностям. Все это записывалось, и вахтер кричит «Бом», «вес». Шлагбаум подымается, и мы проезжаем...

...Я помню, как однажды в большой зале сестры поочередно читали вслух «Хижину дяди Тома» — книгу, которой все тогда увлекались. Слушателями были тетя Ехида и гувернантка; Зайка <младшая сестра> и я тоже слушали, но прячась в углу.
Большие <страшие> возмущались рабовладельцами, которые продают и покупают людей, как скотину, плакали нал участью бедного Тома, удивлялись, как люди с нежным сердцем могут жить в этой бессердечной Америке.
— У нас тоже продают и покупают людей, — фистулой сказала Зайка.
— Что за глупости ты болтаешь? Откуда ты это взяла? — сердито спросила сестра.
— Продают, — упорно повторила Зайка.
— И бьют, — поддержал я Зайку.
— Перестань болтать вздор. Где ты видел, чтобы кого-нибудь били? Разве тебя когда-нибудь били?
— Нашего конюха Ивана высекли, а вчера отец…
— Как ты смеешь так говорить о своем отце, сморчок! — сказала тетя.
Видя, что я вызвал гнев тетушки, Зайка храбро бросилась мне на помощь:
— А разве папа не купил Калину?
— Это совсем другое дело. Папа его купил потому, что офицер был беден и ему были нужны деньги.
— Это неважно. Важно, что человека продали и купили, как и в Америке.
— Это ничего общего с Америкой не имеет, — сказала тетя.
— А почему отец…
— Что?! Да как ты смеешь осуждать отца! — крикнула Ехида и встала. — И тебя за это нужно высечь. Я сейчас пойду к отцу.
— Оставьте, тетя, — сказала Вера, — а вы — марш в детскую в угол...Читать дальше...Свернуть )
This page was loaded июл 17 2019, 4:52 am GMT.